Конституционный Суд РФ признал пункт 3 статьи 1085 и пункт 1 статьи 1087 ГК РФ не противоречащими Конституции РФ - Корпоративный консультант

Конституционный Суд РФ признал пункт 3 статьи 1085 и пункт 1 статьи 1087 ГК РФ не противоречащими Конституции РФ

Конституционный Суд РФ признал пункт 3 статьи 1085 и пункт 1 статьи 1087 ГК РФ не противоречащими Конституции РФ

     c-lawyer  
    29.07.2019

Опубликовано Постановление Конституционного Суда РФ от 25.06.2019 № 25-П «По делу о проверке конституционности пункта 3 статьи 1085 и пункта 1 статьи 1087 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина Э.М. Ворона».
Поскольку правоотношения по возмещению вреда, причиненного здоровью, являются по своему характеру длящимися, то в случаях увеличения расходов на посторонний уход потерпевший вправе рассчитывать на справедливое изменение размера причитающегося ему возмещения
Конституционный Суд РФ признал пункт 3 статьи 1085 и пункт 1 статьи 1087 ГК РФ не противоречащими Конституции РФ, поскольку по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования они предполагают, что наличие судебного решения о взыскании в пользу несовершеннолетнего, не достигшего четырнадцати лет (малолетнего), признанного инвалидом и нуждающимся по состоянию здоровья в постоянном постороннем уходе, бессрочно расходов на постоянный посторонний уход не исключает возможности в порядке возмещения причиненного ему вреда взыскать в последующем необходимые расходы, в том числе на услуги сиделки, или увеличить размер взыскания таких расходов, если судом установлено изменение обстоятельств, влияющих на определение размера возмещения, и гражданин не имеет права на получение соответствующей помощи и ухода бесплатно или за частичную плату либо при наличии такого права он был фактически лишен возможности получить такую помощь качественно и своевременно.
Конституционный Суд РФ, в частности, указал следующее.
Потребность лица, признанного инвалидом I группы с детства, у которого вследствие повреждения здоровья наступила полная или частичная утрата способности либо возможности осуществлять самообслуживание, самостоятельно передвигаться, обеспечивать основные жизненные потребности, в постороннем уходе — как в его количественной, так и качественной составляющей — может меняться с течением времени в зависимости от степени повреждения здоровья, нуждаемости потерпевшего в таком уходе, иных обстоятельств или изменения этих обстоятельств.
К таким обстоятельствам относятся, в частности, увеличение объема осуществляемых мероприятий по постороннему уходу в связи с достижением несовершеннолетним потерпевшим совершеннолетнего возраста; принятие уполномоченной организацией решения о признании гражданина нуждающимся в социальном обслуживании с разработкой — исходя из потребности гражданина в социальных услугах — индивидуальной программы такого обслуживания и отказ в предоставлении социальных услуг в рамках такого обслуживания в случае, когда гражданин не имеет права на их бесплатное или иное льготное получение либо при наличии такого права фактически лишен возможности получить такую помощь качественно и своевременно; заключение возмездного гражданско-правового договора на оказание необходимых ему услуг по постороннему уходу и т.д.
В подобных ситуациях в случаях увеличения расходов на посторонний уход потерпевший вправе рассчитывать на справедливое изменение размера причитающегося ему возмещения. Поэтому решение вопроса о возмещении потерпевшему расходов на посторонний уход должно осуществляться в том числе с учетом такого характера этих отношений, когда в его пользу ранее было вынесено судебное решение о взыскании в возмещение вреда, причиненного здоровью, расходов на посторонний уход. В противном случае было бы поставлено под сомнение само конституционное предписание об обеспечении государством потерпевшему доступа к правосудию и компенсации причиненного ущерба.
В контексте конституционно-правового предназначения пункта 3 статьи 1085 и пункта 1 статьи 1087 ГК РФ статья 1090 ГК РФ, регламентирующая отдельные — специальные — случаи последующего изменения размера возмещения вреда, не может рассматриваться в качестве нормативно установленного исключения из общего правила об определении размера возмещения вреда в рамках деликтных обязательств в полном объеме и, таким образом, не препятствует взысканию потерпевшим необходимых расходов на услуги сиделки как способу постороннего ухода в случае, если ранее в его пользу вынесено судебное решение о взыскании бессрочно расходов на постоянный посторонний уход, в котором вопрос об оплате услуг сиделки не исследовался.
Соответственно, если с момента вынесения в пользу потерпевшего судебного решения о взыскании в возмещение вреда, причиненного здоровью, расходов на посторонний уход обстоятельства изменились — в рамках длящихся отношений по возмещению вреда, — эти, а также иные заслуживающие внимания факты, позволяющие достоверно установить необходимость таких расходов, их разумность и обоснованность, при рассмотрении вновь предъявленного требования о взыскании расходов на посторонний уход подлежат учету в полной мере.
Суд при рассмотрении в конкретном деле вопроса о взыскании в возмещение вреда, причиненного здоровью, расходов на посторонний уход, которые потерпевший произвел (должен будет произвести) на основании заключенного с частным лицом договора об оказании услуг, связанных с посторонним уходом (услуг сиделки), и размер которых увеличился по сравнению с ранее взысканными решением суда в его пользу расходами на постоянный посторонний уход, обязан, не ограничиваясь установлением одних лишь формальных условий применения нормы, исследовать по существу фактические обстоятельства данного дела, учитывая — исходя из необходимости обеспечения баланса интересов потерпевшего и причинителя вреда — реальную нуждаемость потерпевшего (в зависимости от причиненного вреда здоровью) в услугах сиделки и возможность качественного и своевременного предоставления ему в конкретном населенном пункте подобного рода социальных услуг в рамках законодательства о социальном обеспечении граждан, включая наличие у него права на их получение бесплатно или за частичную плату.
Следовательно, возможность предоставления потерпевшему социальных услуг, наличие права потерпевшего на их предоставление бесплатно или за частичную плату также относятся к обстоятельствам, которые подлежат оценке судом, рассматривающим вновь возникший спор, связанный со взысканием расходов на посторонний уход (услуги сиделки). Это предполагает и квалификацию судом как разумных и добросовестных (пункт 5 статьи 10 ГК РФ) действий потерпевшего по заключению гражданско-правового договора об оказании услуг, связанных с посторонним уходом (услуг сиделки), который с целью минимизировать расходы до заключения такого договора обращался в уполномоченные организации с заявлением о предоставлении социального обслуживания и получил отказ в оказании социальных услуг в форме социального обслуживания на дому бесплатно или за частичную плату либо был фактически лишен возможности получить такую помощь качественно и своевременно. Суды общей юрисдикции при рассмотрении требований подобного рода должны учитывать в рамках дискреционных полномочий все фактические обстоятельства, связанные с возмещением расходов, которые потерпевший произвел или должен будет произвести в связи с причинением вреда здоровью.
Таким образом, пункт 3 статьи 1085 и пункт 1 статьи 1087 ГК РФ предполагают, что наличие судебного решения о взыскании в пользу несовершеннолетнего, не достигшего четырнадцати лет (малолетнего), признанного инвалидом и нуждающимся по состоянию здоровья в постоянном постороннем уходе, бессрочно расходов на постоянный посторонний уход не исключает возможности в порядке возмещения причиненного ему вреда взыскать в последующем необходимые расходы, в том числе на услуги сиделки, или увеличить размер взыскания таких расходов, если судом установлено изменение обстоятельств, влияющих на определение размера возмещения.
Иное означало бы несоразмерное и не имеющее правовых оснований ограничение права потерпевшего на возмещение вреда, причиненного увечьем или иным повреждением здоровья, в полном объеме и не обеспечивало бы ему — в условиях, когда невозможно восстановление нарушенных функций органов и систем организма вследствие характера и степени повреждения, — улучшение условий его жизнедеятельности, а следовательно, вело бы к нарушению прав потерпевшего, здоровью которого противоправными действиями иных лиц был причинен вред.

Добавить комментарий

Leave a Reply

Услуги


Корпоративный Консультант 2002 - 2016